Причины возниконовения эпидемии болезни Эбола

эбола Ещё до того как количество потерпевших смертельного вируса в мире стало исчисляться тысячами, до того как имя «Эбола» стало вызывать ужас у граждан всей планеты, вирусная инфекция убила чернокожего младенца по имени Эмиль Оуамуно (Emile Ouamouno).

Ученые из The New England Journal of Medicine полагают Эмиля «нулевым пациентом», другими словами первым человеком, заболевшим в процессе текущей эпидемии.

В середине ноября 2014 года данная информация обрела свидетельство докторов и принята Детским Фондом НАТО (UNICEF) в роли формальной версии поворота событий.

Семья, в которой появился на свет Эмиль, жила в незначительном неимущем поселении Мелианду (Meliandou) на севере Гвинеи в регионе знойных лесов, размещенных неподалеку от пределов с Либерией и Сьерра-Леоне. Каким конкретно стилем заболел ребёнок, пока точно не обнаружено. По данным ВОЗ вирус передаётся человеку оковём узкого контакта с жидкостями и материями инфицированных животных. Например на территории Африки были зарегистрированы ситуации заражения от антропоморфных обезьян, плодоядных («фруктовых») летучих мышей, лесных антилоп и дикобразов.

Небольшой Эмиль скончался от болезни 6 января 2013 года. На протяжении месяца от данной же инфекции умерли его сестра, мать и бабуля. Дальше заболевание стало распространяться со скоростью дивного пожара в сухое время года.

Эффект «домино»

За границы деревни болезнь вышла сразу после того, как несколько человек из примыкающего поселения в начале февраля 2014 года посетили похороны бабули Эмиля. Среди посетителей печальной процессии была и сестра погибшей, которая по обычаям перед погребением совместно со всеми обнимала покойницу. Крестьянская повитуха из Мелианду восприняла ещё одну семью из деревни, размещенной неподалёку. Исцелявший повитуху врач инфицировал собственных родимых и скончался в клинике, «передав эстафету» другому доктору, который заражал собственных братьев…

Всё это развивалось совершенно автономно до конца мая этого года, когда наконец об эпидемии было предупреждено Минздрав Гвинеи. Затем и стартовали первые попытки получить картину под контроль. Сегодня количество мертвых от геморрагической болезни в различных частях света продвигается к 5-и тысячам, но наиболее тросёгавкая картина как и прежде сохраняется в трёх государствах Восточной Африки: Гвинея, Сьерра-Леоне и Либерия.

Стремительному популяризации смертельной заразы содействует неимение у регионального населения определений о гигиене и санитарии, и региональные обычаи и ритуалы. Приветствие мертвеца — крайне простой метод заразиться вирусом. Объявляя чрезвычайное положение в стране, вице-президент Либерии Елена Джоносон-Серлиф (Ellen Johnson-Sirleaf) заявила, что «невежество и нищета моего народа, устоявшиеся верующие и цивилизованные традиции продолжают содействовать популяризации болезни и сегодня». В то время (сентябрь 2014 года) в одной лишь Либерии насчитывалось порядка тысячи погибших от геморрагической болезни Эбола.

Вообще погребение один из наиболее значительных и соблюдаемых ритуалов среди населения Восточной Африки. От того, «понравятся либо нет» мертвецу его собственные похороны, находится в зависимости состояние здоровья и благоденствие живых членов семьи. В случае неисполнения общепризнанных требований дух мертвого будет длительное время «мстить живым». Перед похоронами в целях удостовериться, что «бессмертная душа члена семьи полностью оставила временное тело», мертвеца воспитывают из дома и ожидают пару дней, а может быть месяцев, дежуря у разлагающихся на паре остатка. Потом тело тщательнейшим образом омывают, нередко наголо обривают и причиняют знаки на коже. Всё это ведет к инфицированию людей, контактировавших с покойником.

Кладбища в Гвинее и Либерии в первую очередь плотно граничат с квартирными районами деревень и мегаполисов. Тех, кто скончался от особенно тросёлой болезни, принято зарывать около ручьёв и речек, чтобы «вода умыла заболевание», из-за этого люди и животные, обитающие ниже по направлению речек, оказываются инфицированными вирусом Эбола. Когда правительством было велено погибших от Эбола палить в крематориях, а не погребать в земле, жители начали преднамеренно таить заболевших от медицинских работников, а отправленных в больницу отнимать силой у докторов. Также, туземцы продолжают в секрете погребать погибших со всеми старыми ритуалами вместо безопасного предания их кремации. Ясно, что это продолжает содействовать последующему инфицированию вирусом граждан Восточной Африки.

Результаты эпидемии

На протяжении первых 4-х лет после гибели Эмиля его близкая деревня захоронила два десятка граждан. Вчера в Мелианду нет смертельной болезни, а результаты ужасной эпидемии и там, и в прочих городах Африки будут отображаться ещё на протяжении продолжительных лет. Ужас заболевания повернул всю социальную конструкцию жизни регионального населения. Если прежде, остальные без опекунов сироты без проблем могли отыскать свежую семью, то сейчас ужас заразиться останавливает вероятных приёменьших опекунов. А речь идёт о полутора тысячах детишек, остальных без одного либо 2-ух опекунов, погибших от вируса.

Нередко люди оставляют собственные деревни, дома, отказываются от заболевших родимых и приятелей, отклоняют заразившихся родственников, убивают вещи и помещения, принадлежавшие мертвым. Никто не желает приобретать товары и продукты из деревень, в которых неистовствовала панзоотия. Граждане этих населённых пунктов погружаются в нужду и обреченность.

Ужас заразиться и суета в отношении неимения фармацевтических средств против данного вируса добилась стран, размещенных на довольно безопасном отдалении от центра эпидемии. Так, в середине лета Украину облетел слух о том, что вирус на границе с Россией. Это приключилось в момент, когда в Румынскую клинику попал парень, возвратившийся из поездки в Нигерию. Он сетовал на жар и дурноту — традиционные первые симптомы Эбола. Несколько раньше гражданин Германии также был доставлен в больницу с такими признаками, а, к великой радости, ужасный диагноз не подтвердился. В середине октября в Одесский шлюз не запустили судно «Western Copenhagen», на котором у одного из моряков возникли симптомы болезни. Болезненного увезли на Сицилию. Вчера на азиатском материке ситуации заболевания (к великой радости, отдельные) обнаружены в Испании, Германии, Сербии, Чехии и Англии. Перечень невозможно, пока, представить секретным.

Никакой паники!

Сегодня риск захворать геморрагической лихорадкой Эбола для граждан Украины довольно мал. В особенности, если не навещать небезопасные регионы Восточной Африки либо не контактировать с теми, кто там был и не смог исследовать положение собственного состояния здоровья. Заразиться можно лишь при довольно узком контакте с заболевшим человеком. В особенности небезопасны кровь, каловые и блевотные выделения болезненного. При этом нужно понимать, что Эбола не передаётся воздушно-капельным оковём, потому заразиться, например, в публичном месте либо транспорте от стоящего рядом человека нельзя.

На данный момент ни фармацевтических средств, ни даже средств диагностики болезни на Украине нет. А во всем мире есть и предупредительная вакцина, и средства, и способы обнаружения Эбола. Что-нибудь из них на раунде опытного доказательства, что-нибудь ждет формального признания федеральными услугами. Практически на текущей неделе власти Канады выделили на подготовку медицинского препарата для излечения вируса не менее 20 млн долларов США. Эти денежные средства будут нацелены и на образование запаса средства в случае начала эпидемии в самой Канаде, и на войну с лихорадкой в Восточной Африке.

Учёные США также не стоят на месте. В эти дни они триумфально сообщили на весь учёный мир о том, что в роли средства для войны со смертельным вирусом применяют каннабис. По их мнению, конопля не только лишь предоставит расслабляющее психическое действие на болезненного, но также и повысит его противодействие болезни на молекулярном уровне, усиливая иммунитет больного.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *