Борьба войны с войной. Разбор к «Рестлеру»

f791beed

Борьба войны с войной. Разбор к "Рестлеру"
В славянский прокат вышел принявший Гран-при венецианского фестиваля «Рестлер» Даррена Аронофски – история бойца и бенефис Микки Рурка.

Даррен Аронофски – поразительный сценарист, по крайней мере в том плане, что представляет собой великолепный пример раздвоения личности. В нем, представляется, проживают 2 различных человека, снимающие киноленты в серьезной последовательности, – 1 очень любит эзотерику и значительную символику, ему дай только затащить на дисплей Тору и золотые разреза («Пи»), странствия бесцветной сферы и дерево жизни («Фонтан»); он обожает прочитать что-то высокое: к примеру, непостижимость мира либо неконечность гибели. Иная внешняя личность Аронофски предпочитает чернушные домашние истории, престиж которых находится в более неромантичных областях: будь то разлетевшиеся о наркотики реальные проекты («Реквием по грезе») либо старость, как в «Рестлере».

Немного трепещущая камера псиной плетется за поясницей рестлера Рэнди (Рурк) в раздевалку, на ринг, домой, как если б снимался фактичный кинофильм про бойца: ожидаешь, как будто он в настоящее время превратится, взглянет в перископ и заявит на аудиторию много слов. Реализму «Рестлера», вероятно, приревновал бы сам Устройство, однако шуточки шуточками, а иллюстрация Аронофски в реальности крайне триеровское кино. Дело не столько в догматичности, но также и в той осторожности, с которой Аронофски управляет посетителем, выбивая из него волнения и чувства.

И есть тот самый пример, когда вместо того, чтобы установить манипулятивность режиссеру в вину, нужно только разбавлять руками и резюмировать, что все ухватки износили.

Рэнди не юн – инфаркт после еще одного поединка, одиночество и облом, ужас перед живо замаячившим концом: ясно, что уходящее время – та тематика, которая задевает всегда либо всегда, откликаясь в любом просто по той причине, что все мы не можем не размышлять о гибели. Однако мощь действия «Рестлера» умножается втрое от присутствия Мики Рурка, для которого данная роль, по всей видимости, будет вершиной возобновившейся карьеры, едва ли у него получится сыграть в дальнейшем что-то настолько же сильное и четкое, как похмелье реальное, а не спиртное, отрепанной звезды, очнувшейся от забытья на излете популярности.

Оказавшийся 1, за пределами мира рестлинга, на протяжении жизни сменявшего Рэнди все, персонаж предпримет попытку сделать семью подлинную: направится находить помощи у кинутой дочери (Эван Рэйчел Вуд), поухаживает за стриптизершей (Мариса Томэй).

Однако «Рестлер» не стоил бы собственного «Золотого льва», если б не зловещая добросовестность, которая переводит абсолютно обычную по сюжету спортивную драму на другую трагическую высоту.

Поезд ушел, и ложь, что человек, которым Рэнди не занимался очень много лет, будет предпочитать и переносить его только из-за родимый крови. И ложь, что вянущая артистка будет рада побеспокоиться о нем из-за того, что он добросердечнее, чем большинство заказчиков.

Элементарными сценами, тучными стежками Аронофски шьет действительность, нашу действительность, в которой побасенка «никогда в жизни не рано» – не более чем слащавая беседа: обернуться не сможешь, как будет рано.

Обернуться не сможешь, как ты не знаменитый красавчик, а никому не необходимый пожилой прислуга, дарящий автографы в сообществе тех, кем, в случае если не повезет скончаться на ринге, предстоит стать людям вроде Рэнди — полузабытых искривленных стариков-спортсменов с прикрепленными к ноге мочеприемниками.

Создатель: Виктория Горячева

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *